Валерий Шанцев

Биография

Родители. Детство. Юность

Родился я 29 июня 1947 года в селе Сусанино, что в Костромской области.

Мои родители Павлин Николаевич и Екатерина Ивановна жили в Москве, работали на заводе шлифовального инструмента (мама делала на прессе шлифовальные круги, а папа - в транспортном цехе). А рожать меня мама поехала к бабушке в деревню. Был 1947 год, война только что окончилась, жить в городе было голодно, а в деревне все-таки какая-то живность, картошка. И, кроме того, моя старшая сестра в 41-м году родилась именно там, а у женщин существует поверье: если у тебя в каком-то роддоме все удачно прошло, то и второй раз надо туда ехать. Вот поэтому в паспорте моем записано: «село Сусанино».

Отец же мой родом из деревни Бородулино Костромской губернии. В этой деревне много Шанцевых, но они друг другу не родня. В деревне когда-то было много кузниц, там делали кирки, багры, лопаты, в общем, шанцевый инструмент. Известно, что предкам часто давали фамилии по делу, которым они занимались. Так что фамилия у меня самая трудовая, и я своей фамилией доволен.

Кстати, меня часто спрашивали и по поводу моего отчества: многие не знали, что есть такое имя - Павлин. А оно есть, просто очень старинное. Павлин - это святой мученик, канонизированный Русской православной церковью. А в деревне считали, что Павлин - красивое что-то. Отец мой действительно был красивым и внутренне, и внешне. Видный, заметный человек, честный и порядочный. Может, его так и назвали, чтобы у него в жизни все хорошо и красиво было. И, знаете, помогло ему имя - отец прошел всю войну, демобилизовался командиром роты в звании капитана, несмотря на четыре класса образования. Ему предлагали учиться в академии, а он: «Куда я в академию с четырьмя классами?» И не пошел. Уверен, что, если бы пошел, он бы и среднее образование догнал, и получил бы военное образование, может, стал бы и генералом. Но он был скромным человеком, по характеру – спокойным и уравновешенным.

Моя мама Екатерина Ивановна была простой женщиной, из крестьянской семьи, работала на заводе, но она была удивительно волевой, характерной. Говорят, что мужчина – голова, а женщина – шея! Вот мама была такой шеей. Отец был добрым, умным, спокойным. Мама импульсивной - она и шлепнуть могла.

Отец был для меня не просто примером, а моим главным учителем. Он учил меня рассчитывать только на свои силы, а главное – много и хорошо учиться. «Учись! - говорил он мне. – Мне не удалось – так жизнь сложилась. А ты – давай учись, это твоя главная задача».

С таким напутствием отца я и пошел в школу в Москве.

Первое время в Москве мы жили в бараке. А там двести семей – комната направо, комната налево. И в каждой семье – свой метод воспитания детей. Выйдешь в  коридор, и изучаешь барачную педагогику: где-то орут на ребенка,  где-то ремнем  солдатским воспитывают. У нас такого, к счастью, не было. Отец же не то, что руку на меня никогда не поднял, но даже и голоса не повышал. Он просто объяснял, почему чего-то делать нельзя, и это было намного понятней, чем любые крики и угрозы.

Послевоенные годы были, конечно, очень тяжелыми, но я вспоминаю о них с огромной теплотой. Мы все тогда жили результатами войны. Не зря же тех, кто родился в Великую Отечественную или сразу после нее, называют «детьми войны». И мы, несмотря на все трудности тех лет, все-таки были счастливыми детьми! Посудите сами: закончилась тяжелейшая и самая кровавая в истории человечества война, отец мой, пройдя все войну, вернулся с фронта живым и здоровым, встретил свою любовь, женился, и вот, спустя два года после Победы, родился я – желанный родителями ребенок.

Кстати, меня отец назвал Валерием в честь Чкалова. Тогда ведь среди мужчин, особенно прошедших фронт, царил настоящий культ этого великого летчика. Для многих он вообще был жизненным идеалом, и неслучайно чуть ли не каждого второго мальчишку называли тогда Валерой. Отец говорил мне: «Я тебя назвал в честь Чкалова. Пусть ты не Валерий Павлович, но Валерий Павлинович – тоже звучит». И я воспринял это как напутствие, поступил после школы в авиационный техникум, хотел быть ближе к авиации. Так потом по жизни и получилось: я служил в войсках ПВО, был авиамехаником, готовил самолеты к полетам. Пусть летчиком и не стал, но отчасти мечту отца воплотил.

Со своей будущей супругой - Татьяной Владимировной – я познакомился еще в авиационном техникуме - мы учились в одной группе. Техникум был в основном мужской. Из 30 человек в нашей группе девочек было только восемь. И все парни старались обратить на себя их внимание. Конкуренция была высокой. Таня мне понравилась сразу – очень красивая и серьезная. Приходилось завоевывать. Она сама говорит, что обратила на меня внимание после того, как я решил и понятно объяснил у доски сложную задачу по физике. Мне всегда, говорит, нравились умные и самостоятельные. Поженились уже после того, как отслужил в армии.

Служба в армии

Меня призвали в армию, когда закончил авиационный техникум. Диплом защитил 19 июня 1966 года, в армию призвали 30 июня. Мне повезло, что попал по специальности, попал в авиационные части, войска противовоздушной обороны, прошел школу младшего авиационного специалиста, так называемый ШМАС. Это было в Приморье. Я, 19-летний парень из обычной рабочей семьи, когда бы я мог подумать, что попаду в Приморье! В такую красоту, в такую природу, увижу океан! После этого, основную часть срочной службы служил на острове Сахалин. Увидел и сопки, и большие косяки рыбы, которая идет на нерест. А самое главное, служба! Часть у нас была хорошая, и люди попались хорошие: и командир, и политработники.Я вспоминаю эти годы с большой радостью по одной простой причине: в техникуме я самолет видел только в учебниках, в фильмах. И хотя я не стал летчиком, но к авиации прикипел. Очень эмоционально, когда ты выпускаешь в полет самолет, который ты подготовил собственными руками. Вот он стоит, груда металла. Ты залил керосин, масло, все системы гидравлики, антиобледенительную систему, все проверил, и он - раз! И взлетел! Особенно ночью, когда он включает форсаж и стрелой огненной уходит в небо! Ты чувствуешь, как будто это ты взлетел, потому что это все сделано твоими руками.

Семья

Таня меня из армии дождалась. Но сначала пришлось заработать на свадьбу. Я тогда устроился на радиозавод, подкопил денег, и через год мы сыграли свадьбу.

Хорошо помню тот день - это было 31 января, на улице был страшный мороз. Помню, сумел достать веточку живой сирени и вложил ее Тане в букет – она у меня очень любит сирень, перед ее домом каждое лето цвели шикарные кусты. Татьяна в тот день в ЗАГСе была самой красивой невестой.

Обзавестись собственным жильем тогда было нереально. Поэтому первое время жили у моих родителей в одной комнате с бабушкой. Потом, как только Татьяна ушла в декрет, мы переехали жить на родительскую дачу в Салтыковку. Условия были спартанские: малюсенькая комнатка, удобства на улице, вода из колодца. Надо печку с утра натопить, воды принести… И все равно было ощущение счастья: мы жили вдвоем, ждали ребенка. А когда родилась Света, то обязанностей прибавилось втрое. Сколько себя помню – работал за квартиру. Сначала на завод пошел – получил однокомнатную. Нас было тогда трое, и мы были счастливы. Потом родился сын, а дочери нужно было учиться. В одной комнате стало тесно – я пошел работать за трехкомнатную квартиру. Потерял в зарплате, в карьерном росте, но квартиру получил. Я считаю, что финансовый вопрос должен решать глава семьи. Мужик. Это его миссия.

Сегодня у нас с Татьяной Владимировной двое детей – дочь и сын, и трое внуков. Мне с моими детьми легко – все самостоятельные! Я никогда не был им начальником. Дети – мои друзья. И сын, и дочь – взрослые, уважаемые люди. Меня радует, что они всего добиваются сами. Сын Саша работает в бизнесе, дочь Света – директор школы в Москве. Ну, а внуки – это наша радость!

Работа

Свою трудовую деятельность я начал в 1968 году на московском радиозаводе «Салют», где прошел путь от помощника мастера до старшего инженера-технолога. С 1975 по 1991 год был на партийной и советской работе в городе Москве. Я не был «слепым чиновником», отлично понимал, что ресурс системы подходит к концу, что она требует самой серьезной модернизации. Понимал, что в стране назрели реформы. К сожалению, было понятно и то, что потенциала и технологий для такой модернизации у тогдашней власти не было.

С конца 1991 года посыпались предложения от коммерческих структур. Должности предлагались сплошь руководящие, а зарплата такая, какая раньше и не снилась. Однако ни одного из тех предложений я так и не принял, о чем не жалею.

В начале 1992 года был избран вице-президентом хоккейного клуба «Динамо». Гособеспечение клуба прекратилось, пришлось искать пути зарабатывания денег. Тогда многие считали, что это сильный удар по амбициям, однако, позже говорили, что нужно было пройти через все это, чтобы стать сегодняшним Шанцевым.

В 1994 году мне позвонили из мэрии Москвы и предложил стать префектом Южного административного округа Москвы. Я согласился.

7 июня 1996 года на меня было совершенно покушение. При моем выходе из подъезда было взорвано взрывное устройство, порядка 400 грамм тротила. Я получил 148 осколочных ранений и 50 процентов ожога тела. Три месяца находился на излечении, 2 сентября того же года вышел на работу.

Расследование никаких результатов не дало: ни заказчики, ни исполнители не найдены. Единственная версия - кто-то хотел дестабилизировать обстановку в городе накануне выборов. В институте Склифосовского сделали все возможное, чтобы спасти мне жизнь. Я очень благодарен врачам и каждый год 7 июня приезжаю в институт Склифосовского, чтобы поблагодарить за мое второе рождение. Я считаю, что там находятся мои родные люди, мамы и папы, братья и сестры, которые за мной ухаживали все это время и позволили мне без всяких последствий и ограничений войти в жизнь и работать с полной отдачей.

В 1999 году меня повторно переизбрали вице-мэром Москвы, и я возглавил комплекс экономической политики и развития столицы. В январе 2000 года был назначен первым вице-премьером Правительства Москвы, отвечал за вопросы городского строительства, привлечения инвестиций, социальной сферы, торговли, транспорта, культуры, образования и спорта.

В августе 2005 года начался новый этап в моей жизни. Президент России принял решение, депутаты Законодательного собрания Нижегородской области его одобрили. Я возглавил третий по значимости регион страны. В июне 2010 года Президент России внёс на рассмотрение Законодательного Собрания Нижегородской области мою кандидатуру для наделения полномочиями губернатора Нижегородской области на второй пятилетний срок. Депутаты регионального парламента поддержали это решение Главы государства. Впереди много интересной и сложной работы на благо области, на благо нижегородцев. Свою губернаторскую задачу вижу в повышении бюджетной обеспеченности региона, в реализации четких, мощных социальных программ, что приведет к повышению достатка жителей области. Необходимо каждому нижегородцу, находящемуся в работоспособном возрасте, обеспечить рабочее место с достойным уровнем дохода, который позволял бы ему оплачивать свои расходы и помогать иждивенцам, находящимся на его обеспечении. Необходимо через разумную налоговую политику поддерживать такое наполнение областного бюджета, которое позволило бы обеспечить сильную социальную защиту тех, кто не может работать по возрасту или состоянию здоровья.

Нижегородская область теперь стала для меня таким же родным местом, как Москва. И я искренне делаю все от меня зависящее, чтобы жизнь здесь становилась лучше и счастливее.

Опыта и умений для реализации всех планов достаточно. Мой труд был отмечен государственными наградами: Орденом «За заслуги перед Отечеством» IV степени, Орденом Почета, Орденом Дружбы, медалями «За трудовое отличие», «За доблестный труд», «За трудовую доблесть», «За боевое содружество», «В память 850-летия Москвы», знаками «Почетный строитель России», «За заслуги перед Москвой» и «Почетный строитель Москвы», почетным званием «Заслуженный работник жилищно-коммунального хозяйства Российской Федерации».

Моим девизом в жизни всегда были и оставались слова - “Работай, а успех и признание придут”. Но главное в этом девизе для меня – первое слово, все остальное – вторично.

 

© 2010 Валерий Шанцев
Created by Graphit